На прошлой неделе в один день послушала лекций по психиатрии для психологов. Много. Потом, как Вадим Демчог читает Джейка Хорсли. “Воин Матрицы” и рассуждает про киберпанк, устройство нашего разума и компьютерные технологии.

И залакировала все это фильмом “Первому игроку приготовиться” про компьютерную игру.
Фильм, кстати, рекомендую. Снимал Спилберг. Но я отвлеклась. Все эти киберпанк- компьютерно-игровые идеи толкают оглядеться. Что есть мир вокруг нас, как не формирование нашего собственного пространства, читай, собственной реальности?

То, что мы часто формируем не то, что нам было бы приятно и уютно – это второй вопрос ̶э̶т̶о̶ ̶н̶а̶ ̶т̶е̶р̶а̶п̶и̶ю̶ . Но мы формируем.

Каждым действием и бездействием мы вызываем движение в мире. Направлением, в котором думаем – формируем мир вокруг себя. Потому что включается избирательность. Вот скажу сейчас: “сколько раз в день вы видите красные машины”, и на какие машины вы начнете обращать внимание? Формируем избирательность, формируем направление.
Сталкиваясь со сложностями, мы, нежные в детстве, обрастаем для коммуникаций эдакой невидимой “киберобвеской”, жесткими защитными штуками.

Мне показалось интересной параллель – человек, взрослея, обрастает не только психологическими защитами, но ещё и “психологическим оружием” Если есть защиты, разве может не быть оружия? Оружие – те же защиты, но направленные в обратную сторону, развернутые вовне.
Может ли быть оружием: сарказм, отвержение, игнорирование? Может. Но это же то, что защищает нашу внутреннюю психологическую нежность.
И вот, другие могут об это раниться, и ранятся, и отходят или вступают в войну. Так работает оружие.

И вот еще что – ни один монстр, ни одна военная огромная машина невозможна без человека, ею управляющего. Того, маленького, хрупкого, кто сидит внутри, или управляет удаленно. Оружие – проекция страхов человек, его создавшего.
В том числе и психологическое.
Мы сами создаем защиты и оружие. Каждый день в общении, в коммуникациях. В компьютерных играх. Защиты и оружие.
Внутри каждого огромного страшного монстра есть маленький боящийся ребенок. Не злой, а именно боящийся. Например, управляющий монстром на экране компьютера. А в жизни?
И в жизни – агрессивное нападение – обратная сторона бессилия, неверия в поддержку других, неверия в собственные силы. Хотя силы, может и есть, но кто же это проверяет?

И если за каждым монстром ,за каждым психологическим “нападением” видеть эту “хрупкость и пораненность”, то можно и воевать меньше. Использовать другие техники, кроме войны. Люди, защищающиеся с помощью нападения – не всегда злые, но часто не очень нами изученные, не замеченные.. Даже, когда это наши близкие люди.

Чтобы не получалось слишком добренько, напишу, что ранимся мы о чужое “оружие” по-настоящему. Поэтому, когда говорю “другая техника, кроме военных действий”, то это не про пацифизм.
Наблюдательность – да, полезно, может помочь не раниться о других.
Замечать результаты, что из чего получилось – тоже может помочь. Замечать причины действий, искать эти причины – туда же.
Трудоемко? Конечно! Непривычно? Да.
Но работает.

Оставить комментарий